«На войне было очень страшно»

Фото: kazved.ru
Наша газета продолжает рассказывать о женщинах-участницах Великой Отечественной войны. Сегодня мы публикуем воспоминания Рашиды Харисовны Галеевой (1923 г.р.). К сожалению, ее уже нет с нами - уходит могучее поколение переживших военное лихолетье.

До войны

В нашей семье было семеро детей. Родители работали в колхозе в селе Подлесная Шентала Алексеевского района Татарии. Мы им посильно помогали по домашнему хозяйству. 
Четыре класса начальной школы я окончила в нашем селе. А с 5-го по 7-й класс мы с моим будущим мужем Загиром учились в другом селе. После 7-го класса я поступила в Чистополе в ФАШ - фельдшерско-акушерскую школу. Загир продолжал учиться в школе. В 1941 году он окончил 10 классов, а я сдала в ФАШ последний экзамен. Началась война. Мы разъехались по домам. 


27 августа меня как медика призвали в состав действующей Красной Армии. Но сначала были марийские леса, поселок Суслонгер. Там в лагерях призывавшиеся на фронт проходили курс молодого бойца. Здания, где размещались учебные классы, казармы и наша санчасть, очень плохо отапливались - было холодно. Единственный бревенчатый дом приспособили для температурящих больных. Сами мы грелись у костра до тех пор, пока не начинали дымиться валенки.
Потом нас, медиков-резервистов, отправили в город Горький. Дальше в Павлово на Оке, в 106-ю воинскую отдельную бригаду, во 2-й батальон. Меня назначили фельдшером. Там продолжалось обучение - помощь раненым в боевых условиях. Весной 1942 года нас эшелоном повезли на передовую.

И откуда взялось столько сил?..

Эшелон привез нас на станцию, высадились. Дальше наша 106-я бригада, а значит, и 2-й батальон, где я военфельдшер, двигалась пешком. Нас обстреляли самолеты. Помню своего первого раненого - политрука Сакурдаева. Перевязала его, ранение было нетяжелым. Пошли дальше. 

В каждом взводе - санинструктор, в каждом батальоне - фельдшер. У нас одна задача - оказывать первую помощь раненым. У каждого бойца был индивидуальный пакет с перевязочным материалом. Мы учили их, как оказывать первую помощь самим себе, в зависимости от ранения. Тяжелораненых мы должны были вынести с поля боя, оказать им первую помощь и отправить на сборный пункт при санбате. Там определяли, кого оперировать на месте, кого дальше в поезд, в госпиталь, в тыл. Для этого у нас были запряженные лошадьми подводы. Ими управляли ездовые, обычно это были бойцы в возрасте. Мы имели право отправлять своих раненых в тыл и на грузовиках, которые подвозили на передовую снаряды. 

Было очень страшно: кругом грохот, летят самолеты, взлетает от бомб кверху земля, огонь, танки. Я ползала по полю от раненого к раненому, тащила на плащ-палатке. Все помогали друг другу, была большая взаимовыручка. Действовали все как один, без лишних разговоров делали свою работу. Делились махоркой, сухарями, друг друга не обижали. Помню, шли куда-то маршем. Я иду и чувствую, что засыпаю на ходу. Походка стала нетвердая, но иду, хоть и выписываю восьмерки.

Чувствую - меня подхватили под руки, так и помогли дойти. Где это было, не помню, может быть, на Западном фронте. Помню сильные бои под Харьковом. Нас в любую минуту могли убить. Сейчас живы, а что будет через 10 минут - неизвестно. 

Однажды в 42-м году мне нужно было попасть в свой штаб. Я пошла по направлению к нему полем. Слышу - летит снаряд. Ложусь, потом поднимаюсь, иду дальше. По мне стреляют, по звуку определяю - миномет. Снова ложусь. Встаю, снова падаю и уже ползком добираюсь до штаба. Там меня отругали - по моему маршруту немцы могли вычислить, где находится штаб. 

Другой случай. Однажды сделали привал возле какого-то селения. В оставшейся целой хате решили приготовить еду в печке. Налили в котелки еды, сели за стол. И вдруг нас стали бомбить. Вся наша еда пропала, вылилась. Хорошо, что сами остались живы!

Летом можно было укрыться в высокой траве, если местность безлесная. А если голая степь? И приказ везти раненых в санбат. Со мной трое или четверо раненых, но они на своих ногах, я их провожаю до санбата. Над нами кружат два самолета, стреляют. Мы то бежим, то падаем. Добежали до станции. Видим - хозяйка корову встречает. «Угости, хозяюшка, молочком», - просят раненые. Женщина подоила корову прямо при нас и угостила парным молоком. Я передала раненых. И долго потом искала своих, возвращаясь в часть. 

О Победе узнали  в лесу

Это было в августе. Юго-запад Украины. Какая местность, точно не назову. Бой был с утра до вечера. Целый день пришлось оттаскивать, перевязывать и отправлять в тыл раненых. Отправляли и на телегах, старались посадить побольше в каждую. Но телег не хватало. Мы останавливали грузовики. Они постоянно подвозили снаряды, а обратно уезжали с нашими ранеными. Каждому солдату я давала с собой карточку, на которой было написано, куда и где ранило. По корешкам карточек, которые остались у меня, подсчитали, что с поля боя было вывезено 120 человек. За это мне дали орден Красной Звезды. 
Если не было возможности отправить раненых днем, их оставляли до вечера в землянках, окопах. Подлечивали и отправляли ночью. 

С 1943 по 1944 год я была на 3-м Украинском фронте в 790-м полку 228-й дивизии. Все время на передовой. В полку было четыре фельдшера для оказания первой медицинской помощи. Там, на Украине, у нас началась эпидемия малярии из-за комаров, которыми кишели болота. Человека трясет озноб, пока не подействует лекарство. Я ходила по окопам, делала уколы, раздавала таблетки. Потом заболела сама. С передовой меня отправили в Крым, это было рядом. 
Прошли с боями Украину, Молдавию. Я участвовала в Ясско-Кишиневской операции. Через Румынию дошли до Болгарии. Встречали нас хорошо. В Болгарии остановились на ночь в лесу, расположились лагерем в землянках. Там и узнали про

Победу. Было радостно и одновременно грустно. Сколько близких потеряли на войне! Мой брат 1925 года рождения погиб, об этом мне писала мама. Те, с кем я служила, с кем прошла все трудности, стали самыми близкими людьми. Жаль, что на военных карточках однополчан не написаны адреса. Все разлетелись кто куда. 

Девочек-связисток жалела

Не до любви нам было, когда кругом стрельба, кровь, грязь, стоны. Мы помнили, что ушли девушками из родительского дома, такими и должны вернуться. В татарских семьях с этим было особенно строго. И мы строго себя держали, поэтому к нам не приставали с неприличными предложениями. Парни тоже были скромными, уважали нас за строгость. Бывало, могли на нарах в землянке рядом оказаться, но ничего не позволяли себе по отношению к нам. Может, понимали, как нам нелегко на войне. Даже естественную нужду не всегда удобно было справлять. Меня часто встречал ездовой с одной подводы - татарин Фахрутдинов. «Товарищ военфельдшер, давайте плащ-палатку подержу, прикрою вас, а вы присядьте», - говорил он. Тяжело было и с личной женской гигиеной. Возможности переодеться даже не было. Бывало, по неделям спали не раздеваясь. Баню устраивали от случая к случаю, да и не настоящая это была баня. Делали прожарку одежды в железных бочках, но вши все равно не переводились. На холодной земле сидели. Землей нас засыпало, если бомбили.

Тяжело было и девочкам-связисткам, я их всегда жалела. Худенькие, маленькие, за спиной катушки с проводом. И тянуть надо связь с передовой по всем постам, часто тоже ползком. 

Нам помогали и советом. Начальник штаба предложил половину моей зарплаты младшего лейтенанта, которая равнялась 600 рублям, перечислить маме: «Вы же на всем готовом. Оформляйте, военфельдшер, отчисление в 300 рублей вашей маме». Мама в годы войны осталась с четырьмя детьми на руках в селе. Отца отправили в Казань работать на 22-м военном заводе.

После войны

До июля 1946 года я оставалась в армии. Потом меня демобилизовали, и я устроилась фельдшером в Билярскую амбулаторию. Конечно, хотелось учиться, но надо было помогать маме. А еще я знала, что мы будем вместе с моим школьным товарищем - всю войну переписывались. Он служил на Дальнем Востоке пограничником, был кадровым военным. В 1948 году я поехала к нему на Дальний Восток. Там у нас родились и выросли дети - сын и две дочки-близнецы. Я везде работала, медику в воинской части всегда есть работа. Жили мы там до 1973 года, потом вернулись в Казань. Я устроилась в поликлинику завода «Элекон». Работала и в физкабинете медсестрой. Мой трудовой стаж 41 год. На пенсию ушла в 1983 году в 65 лет. Загир Галеевич вышел в отставку, работал в «Каздорстрое» охранником. Мы с ним вместе уже 67 лет. На двоих с Загиром у нас пять внуков и один правнук. 

 
По теме
 
 
08f8838d0287f1296dacb70658675fc6_1 - Республика Татарстан     В связи с предстоящим чемпионатом мира по футболу река Казанка находится под особым наблюдением – с 21 мая до окончания международного мероприятия будет проводиться ежедневный мониторинг качества воды.
23.05.2018
ФОТО К гибдд РОДДОМ - Республика Татарстан     Из республиканской больницы имени профессора А.Ф.Агафонова выписали женщину, чьи роды прошли успешно благодаря своевременному вмешательству… сотрудников ГИБДД.
23.05.2018
pervoe.fm - Республика Татарстан     О защите семьи, поддержке материнства и детства шла речь на пресс-конференции в парламенте республики.
23.05.2018
Img 7308 - Inkazan.Ru Сегодня глава отдела правового обеспечения республиканского Росприроднадзора Кадрия Хисматуллина заявила, что принимающие отходы полигоны в Татарстане переполнены и "эксплуатируются как угодно".
23.05.2018 Inkazan.Ru
24 мая в рамках международного театрального фестиваля в г.Буинск молодёжный оркестр фонда SFORZANDO, под художественным руководством Данияра Соколова, представит музыкальное оформление сказки "Маленький принц", прочтёт которую,
23.05.2018 Министерство культуры
«Комсомолка» узнала, кто и от кого защищает сегодня наших знаменитостей Петр СИМОНОВ Если вы поджидали любимого артиста у служебного входа или оказывались на публичном мероприятии с его участием, то замечали людей,
23.05.2018 Комсомольская правда Казань
«Нико и мы» - так называется выставка, посвященная памяти грузинского художника Нико Пиросмани.
22.05.2018 Казанские ведомости
    В Москве прошло совещание представителей клубов мужской суперлиги, итоги которого подвел генеральный секретарь Всероссийской федерации волейбола Александр Яременко.
24.05.2018 Республика Татарстан
Сегодня Государственный Советник Республики Татарстан, Председатель Попечительского Совета Республиканского Фонда «Возрождение» Минтимер Шаймиев провел очередное рабочее совещание на месте воссоздания Собора Казанской ик
23.05.2018 Правительство РТ
3-6 - Республика Татарстан     К чемпионату мира по футболу в столице Татарстана около Центра семьи «Казан» вырастет комфортная фан-зона, способная принять до 25 тысяч болельщиков.
23.05.2018 Республика Татарстан