;

Алина Шарипжанова: «Каким бы сладкоголосым ты ни был, без пиара вряд ли что получится»

В  откровенном интервью «БИЗНЕС Online» известная татарская певица рассказала о  своем самом сложном в  жизни решении

Татарская Лара Фабиан,   как называют Алину Шарипжанову за  ее  потрясающий голос, представит республику Татарстан на  международном конкурсе «Тюрквижн-2013» , который состоится на  следующей неделе в  турецком городе Эскишехир. Перед отъездом корреспондент «БИЗНЕС Online» встретилась с  Алиной и  узнала, из-за чего больше всего переживает артистка.

 

Дом Алины Шарипжановой   расположен в  15 км от  Казани, в  небольшом поселке Калинино. Первая встреча оказалась не  самой дружелюбной  — у  ворот нас встретила громко лающая собака, которая, к  счастью, оказалась на  цепи. Затем вышла приветливо улыбающаяся Алина  и, заверив, что пес никого не  тронет, пригласила в  дом. Первым делом певица познакомила всех со  своим сыном  — пятиимесячным крохой Амиром. Она дала его подержать, пока сама доставала из  духовки только что приготовленный ароматный пирог-пятиминутку с  клубникой. Так, за  чаем с  выпечкой начался наш откровенный разговор.

«НА  ЭТОМ НАСТОЯЛ МОЙ МУЖ»

—  Алина, вы  будете представлять Татарстан на  международном конкурсе «Тюрквижн-2013». Волнуетесь  ли вы? Как оцениваете свои шансы?

—  Конечно, волнуюсь, хотя я  принимала участие во  многих тюркоязычных конкурсах. Но  «Тюрквижн»  — это конкурс уровня «Евровидения». Участие в  нем  — большая ответственность. Я  очень переживаю, вдруг что-то сделаю не  так.

Честно говоря, я  думала, что отборочное жюри меня не  выберет, потому что они знали, что я  недавно стала мамой и  что есть ряд обстоятельств, по  которым я  могу не  поехать. Поэтому, услышав свою фамилию, я  даже немножко огорчилась (смеется) . Сама я  болела за  певицу Малику. С  ней мы  уже много лет дружим. Также мне очень понравилась девочка из  Москвы  — Юля Гарифуллина. Мне было  бы приятно, если  бы они представляли Татарстан. Тем не  менее жюри выбрало меня, возможно, потому что песня, которую я  исполняла, оказалась действительно очень хорошей. Сейчас мы  перевели ее  на  турецкий язык, так как это было одним из  требований конкурса. Правда, перевод не  литературный, а  прямой, для трансляции.

—  Почему вы  решили принять участие в  этом конкурсе?

—  На  самом деле на  этом настоял мой муж. Не  смотря на  то, что он  не  имеет к  музыке и  к  шоу-бизнесу никакого отношения, и  работает в  совершенно другой сфере, он  меня всячески поддерживает. Про конкурс мы  узнали из  электронной рассылки, которую присылали всем татарским исполнителям. Нам предложили  — мы  не  отказались (улыбается).

—  Как отреагировали близкие, когда узнали, что вы  будете выступать на  «Тюрквижн»?

—  Моя мама меня поддерживает. Ведь на  ближайшую неделю основной уход за  ребенком ляжет на  ее  плечи. В  общем, все меня отпустили (смеется).

—  Как сейчас идет подготовка к  конкурсу?

—  В  принципе, мы  не  делали упор на  постановку какого-то шедеврального номера, потому что у  нас вокально насыщенная песня. Мы  заказали мне национальный костюм, в  котором я  буду выступать. Его шьет Людмила Николаева Чернова —  замечательный стилист и  модельер.

—  Что за  песню вы  будете исполнять? Кто автор?

—  Она называется «Упкэлэмим» ( «Не  обижаюсь»   — прим. ред .). Музыку для нее сочинил Габдразак Мингалеев, слова  — Минвазих Фатихов. Она про  то, что какие  бы преграды не  ставила мне жизнь, я  все преодолею. Получился настоящий гимн жизни.

«Я  ГОРДО ОТВЕЧАЛА: «Я АЛЛА ПУГАЧЕВА»

—  Вы  сами родом из  Саратова, что сподвигло вас 15 лет назад переехать в  Казань? И  почему именно Казань?

—  Я  родом даже не  из  самого Саратова, а  из  маленького городка Ершов, на  границе с  Казахстаном. Приехала в  Казань, потому что хотелось учиться, к  тому  же была тяга к  родному языку. Мама у  меня белоруска, с  примесью польской крови, папа чистый татарин, так что брак получился крайне смешанный, а  дети получились вроде талантливые (смеется) . Мой младший брат Радик тоже музыкант. Он  пишет песни, работает с  известным татарским певцом Габдельфатом Сафиным. К  тому  же он  замечательный барабанщик.

—  Вы  рано начали увлекаться музыкой?

  Да. У  меня не  было выбора. Мои родители познакомились в  самодеятельном коллективе  — агитбригаде, которую создал папа, работая в  местном УВД. В  рамках агитбригады был организован вокально-инструментальный ансамбль «Орион». И  вот там они познакомились с  мамой. Она пришла на  прослушивание, со  своей сестренкой. Папа кандидатуру мамы одобрил, они подружились, а  через какое-то время сыграли свадьбу, и  родилась  я. Так что с  детства я  пела и  знала наизусть все песни Альфии Авзаловой.

—  Что вы  почувствовали, когда впервые вышли на  сцену?

—  Первый раз на  большую сцену я  вышла на  районном межшкольном конкурсе в  11  лет. Как сейчас помню свои переживания. Я  пряталась за  роялем, потом меня девочки-старшеклассницы заметили и  сказали жюри, что тут еще одна конкурсантка есть, которая не  спела (смеется) . У  меня ноги подкашивались от  страха, но  когда встала к  микрофону и  услышала свой голос, то  страх сменился эйфорией, и  я  «заболела» сценой!

—  Говорят, что первый свой концерт вы  дали в  возрасте пяти лет в  аэропорту, когда вместе с  мамой ожидали рейс. Вы  помните этот случай, чем все закончилось?

—  О, это был уникальный случай. Мне, наверное, даже и пяти лет не  было  — года три с  половиной, пожалуй. В  аэропорту Бегишево произошла какая-то задержка рейса. У  меня была скакалка, которую дала мама, и  я  с  ней играла. Видимо, в  какой-то момент мне стало скучно, и  я  стала просто ходить по  залу, волоча ее  за  собой. На  вопрос других пассажиров: «Девочка, ты  чего так ходишь, ты  кто?» Я  гордо отвечала «Я Алла Пугачева». Я  взяла свой большой «цыганский» платок с  кисточками, повязала его как юбку, встала на  какой-то маленький пьедестал и  давай песни петь. Все подряд  — все, что знала. Пела на  русском, татарском, украинском. Было даже неважно, правильно  ли я  знаю слова. Собрался народ, мне хлопали, кто-то апельсинами угощал, кто-то конфетами, печеньем. Мое выступление длилось, наверное, около часа, пока не  проснулась мама. Она встала со  словами: «Это что такое?!» Отругала она меня тогда.

 

—  Еще и  отругала?

—  Она у  нас вообще очень строгая. Немножко попало, конечно. Она сказала, чтобы я  всем все отдала. Тогда вышел один мужчина и  сказал маме, мол, вы  ее  не  ругайте, она у  вас талантливая. Это был мой первый заработок в  качестве певицы.

—  Где вы  получили музыкальное образование?

—  Моя мама записала меня в  местную музыкальную школу по  классу фортепиано. Она не  считала, что у  меня какой-то особый талант в  области вокала. Но  преподаватель по  хору и  директор музыкальной школы Лидия Сергеевна постоянно говорила маме: «Обратите внимание, у  вашего ребенка необычный голос. Занимайтесь с  ним». «Да  у  нас все так поют, ну  и  что?!»  — отвечала ей  мама (улыбается) . В  итоге я  мучилась-корячилась кое-как на  фортепиано. Плакала, страдала. Мне не  нравилось играть. В  целом для меня это было катастрофой.

В  97-м году я  приехала в  Казань, и  меня практически без экзаменов взяли в  Институт искусств и  культуры. Если честно, тогда на  нашей кафедре не  было практически никакого учебного процесса. Мне было скучно учиться. Я  стала везде выступать, потому что певец для меня тот, кто поет на  сцене, а  не  тот, который поет в  кабинете.

Педагог мне говорила, что я  не  должна зарабатывать деньги голосом, что я  должна беречь связки. А  я  говорила, что у  меня связки луженые, мне деньги нужны, я  студентка. Я  тогда весила 40 килограммов. Как сейчас вспомню, это был какой-то ужас (смеется). Если меня встречал преподаватель в  школе и  спрашивал, ела  ли я  сегодня, я  просто не  знала что отвечать, потому что не  помнила. Утром съедаешь чашечку овсянки и  выпиваешь компот из  сухофруктов, и  все, вперед. Молодая была, энергии было много.

«МАМА МНЕ ВСЕГДА ГОВОРИЛА, ЧТО МУЗЫКА  — ЭТО НЕСЕРЬЕЗНО. ПЕСНИ, ПЛЯСКИ  — ЭТО НЕСЕРЬЕЗНО»

—  Насколько я  знаю, у  вас есть и  юридическое образование. Как так получилось? Все-таки музыку и  Уголовный кодекс трудно назвать взаимодополняющими областями знаний...

—  Мама мне всегда говорила, что музыка  — это несерьезно. Песни, пляски  — это несерьезно.

—  При том что они пели сами?

—  Это был самодеятельный коллектив. Мол, мы  пели, но  у  нас  же была и  нормальная работа. Поэтому она убедила меня поступить в Казанский институт управления, экономики и  права (ИУЭП). Кстати, во  времена моей учебы на  юриста я  взяла гран-при всероссийской студвесны. По  тем временам был неплохой такой призовой фонд  — 6  миллионов рублей, это как сейчас, наверное, 60  тысяч рублей.

После окончания обучения в  ИУЭП я  даже приступила к  написанию кандидатской диссертации. У  меня был серьезный научный руководитель: кандидат юридических наук Бикеев Игорь Измайлович. Он, кстати, очень творческий человек - пишет стихи, на  которые написано уже несколько десятков песен. Но  для меня совмещать творчество и  серьезное дело оказалось невозможным. Видимо, у  меня такой темпераментный характер, что я  не  могу сидеть на  месте. А  ведь написание научной работы предполагает усидчивость.

—  А  что была за  тема?

—  «Доведение до  самоубийства: уголовно-правовой и  криминологический аспекты».

—  Почему именно эта тема?

—  Ну, я  со  своими научными руководителями посчитала, что суицидальные проблемы более близки людям творческим. Очень много тех, кого довели до  суицида, когда их  систематически запугивали, издевались, третировали и  так далее. Человек ломается, не  выдерживает.

—  В  итоге вы  не  получили ученую степень?

—  Нет, не  получила. Я  решила закончить музыкальное образование и  продолжила учебу в  Казанском институте культуры и  искусств на  кафедре у  народной артистки Венеры Ганиевой. Она для меня была не  только педагогом. Муж шутя называет ее  «ижади энием» ( «мамой по  творчеству»   — прим. ред .). Она, правда, как вторая мама. Благодаря ей  я  выиграла два международных конкурса.

—  А  что за  конкурсы?

—  Один  — это конкурс эстрадной музыки тюркоязычных стран. А  второй  — эстрадно-вокальный конкурс, который проходил в  республике Тыва. Кстати, тем, кто интересуется нестандартными видами туризма, обязательно нужно туда съездить. Горы Саяны действительно обладают какой-то волшебной энергетикой. Мы  отдыхали на  берегу Енисея, там построен юрточный городок, и  нам с  мужем посчастливилось остановиться в  том  же номере, в  котором останавливались Владимир Путин и  Сергей Шойгу. Замечательно место, запах войлока, чистый воздух... Может, поэтому вскоре я  забеременела (смеется).

—  А  когда ваша мама признала за  вами право быть певицей?

—  В году, наверное, 2008. Когда я  получила вторую статуэтку «Алтын Барс». Когда мама поняла, что я  без этого не  могу, она стала меня поддерживать.

 

«АРТИСТ  — ЭТО НЕ  ТОТ ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ВЫХОДИТ НА  СЦЕНУ С  АККУРАТНЕНЬКИМ ГОЛОСОМ, С  АККУРАТНЕНЬКОЙ ВНЕШНОСТЬЮ»

—  Вас называют татарской Ларой Фабиан. Откуда пошло такое сравнение?

—  Это сказали в  одной звукозаписывающей компании. При записи песни у  меня все спрашивали, могу  ли я  спеть еще выше? А  еще выше? Тогда-то мне и  сказали, что такой диапазон у  Лары Фабиан. Отсюда и  пошло сравнение. Диапазон у  меня и  правда широкий (смеется).

—  Сколько у  вас октав?

—  Больше трех, это точно. Мне кажется, что после родов мой голос обогатился. Раньше у  меня диапазон был смещен на  высокие ноты, теперь раскрылся и  нижний регистр. То  есть теперь могу петь и  эстрадные, и  джазовые композиции, и  оперные арии. Хотя, может, это и  не  связано с  родам. Может, я  просто не  пела никогда такие песни (смеется). Просто мне недавно один композитор написал песню, и  она поется в  нескольких октавах.

—  Кто оказал влияние на  вас как на  певицу?

—  Кумиров у  меня нет, но  в  свое время я  очень обрадовалась, что у  нас появилась певица Валерия. Это был 93  год, и  качественной музыки на  отечественной сцене было мало. Она представила альбом со  своим романсами, а  затем свой англоязычный альбом. Еще мне нравится Уитни Хьюстон. В  десятилетнем возрасте я  пела, наверное, все ее  песни. Также в  ранние годы мне нравилась Ирина Понаровская. У  нее был свой стиль, который выражался в  голосе. К  тому  же, она пела хорошую музыку, не  совковую. Могу выделить Ларису Долину. Еще я  слушала Альфию Авзалову. Кстати, тогда я  думала, что в  Татарстане все так поют. У  нее тоже было чувство стиля. Откуда она только его брала? Может, с  каких-то пластинок Эдит Пиаф, Мирей Матье. В  ее  голосе столько всего можно прочесть. Она очень стильная, в  отличие от  многих других исполнителей татарской эстрады. Я  заговорила о  ней еще потому, что она близка мне тембрально, в  той  же манере работаю  я.

—  А  все-таки какой музыкальный жанр вам ближе?

—  Я  называю его синтез-вокалом. Возможно, я  сама и  придумала это название. Синтез-вокал  — это когда я  в  одном произведении могу объединить все. То  есть какую-то часть ты  поешь в  речевой позиции, театрально-эстрадной, а  какую-то яркую часть можно исполнить в  оперной манере. Я  люблю объединять все это. К  сожалению, таких песен очень мало.

—  Как-то вы  признались, что очень хотели  бы исполнить оперную арию на  сцене театра. Эта мечта еще не  сбылась?

—  Пока нет. Но  я  записываю некоторые арии. Мне посчастливилось спеть «Марфу» из  «Царской невесты», Лауретту ( одноактная опера Дж. Пуччини «Джанни Скикки»   — прим. авт .), а  вот Виолетту ( опера Дж. Верде «Травиата»   — прим. ред .) свою любимую, к  сожалению, пока еще исполнить не  удалось. Это драматическая роль  — моя мечта. Когда я  впервые услышала в  1997  году, как ее  исполняет мой педагог Венера Ахатовна на  сцене театра имени Мусы Джалиля, у  меня были такие глаза, как будто я  неделю плакала. До  такой степени я  заболела этой оперой. Кстати, многие критики считают, что Венера Ганиева  — лучшая Виолетта в  Европе.

Я  считаю, что артист  — это не  тот человек, который выходит на  сцену с  аккуратненьким голосом, с  аккуратненькой внешностью. Вышел и  чистенько спел. Артист должен быть интересным, глубоким человеком. Исполняя арию, за  3 - 4 минуты ты  должен столько отдать, выложиться! Вот Венера Ахатовна сложилась именно как артистка в  полной мере. Она и  певица, и  у  нее потрясающее чувство стиля.

—  Как вы  оцениваете ситуацию на  татарстанской эстраде? Какие у  вас взаимоотношения с  коллегами?

—  В  принципе, со  всеми у  меня нормальные отношения. Я  человек дружелюбный, стараюсь всем помочь советом, делом. Но  если меня что-то не  устраивает, я  могу прямо сказать: ты  балбес потому-то, потому-то. На  меня мало кто обижается. Может, если только за  то, что я  опаздываю или не  могу присутствовать где-то потому что нахожусь на съемках. В  целом все положительно.

На  татарской сцене есть интересные состоявшиеся артисты: Салават Фатхетдинов, Хания Фархи, Зайнэп, Хамдуна Тимергалеева и  так далее. Когда я  встречаюсь с  этими людьми на  каких-то концертах, корпоративах, банкетах, то  радуюсь от  души, как будто вижу родственников, которых давно не  видела.

«МЕНЯ ОСТАНАВЛИВАЛ СТРАХ ВСЕ БРОСИТЬ И  УЕХАТЬ В  МОСКВУ»

  Алина, правда  ли, что вы  выступали на  свадьбе у  певицы Алсу? Как вы  там оказались?

—  От  этой свадьбы у  меня только светлые воспоминания. Там я  очутилась благодаря нашему очень хорошему другу семьи, композитору, исполнителю и  своего рода наставнику  — Фирзару Муртазину. Он  сказал, что его попросили найти молодую певицу для свадьбы у  Алсу. Я  согласилась. Из  наших татарских исполнителей там еще были те  же Салават Фатхетдинов, Зайнэп и  еще несколько артистов. И  хоть я  спела там всего две песни, оно того стоило. Я  пела в  тот  же микрофон, что и  Алсу. Сама она тоже исполнила несколько песен. Одна из  них была на  татарском языке  — «Эткэй» ( «Папа»   — прим. ред .), ее  попросил спеть ее  папа.

  Насколько я  знаю, администратор Алсу предлагал вам раскрутиться в  Москве, но  вы  тогда отказались.

—  Не  то  чтобы отказались. Вот мой муж, он  бы ухватился за  это предложение. А  тогда я  была незамужней, самостоятельной певицей. У  меня были свои песни, корпоративы, выступления, расписанные на  несколько месяцев вперед. Еще меня останавливал страх все бросить и  уехать в  Москву. Здесь вроде как все уже было налажено  — я  перевезла в  Казань маму, братишку, мы  начали строить дом. К  тому  же было очень тяжело с  деньгами, а  ведь на  первом этапе надо вкладываться, искать каких-то спонсоров. Я  так никогда не  делала, я  просто не  умею. Просить, дайте мне, пожалуйста... Это сейчас есть у  кого просить, и  то  я  этого не  делаю. Мне просто неудобно. А  ведь чтобы провести концерт, требуются вложения. Какой  бы ты  талантливый ни  был, деньги нужны. Хотя  бы для того, чтобы поставить аппаратуру, свет, звук.

  Не  пожалели потом, что не  согласились?

—  Нет. Я  считаю, что Аллах видит кого и  как вести. Откуда я  знаю, может, мне пришлось  бы поступиться со  своей совестью. А  так я  честна сама с  собой. Я  делаю  то, что мне нравится, записываю те  песни, которые нравятся мне. Так что я  нисколечко не  желаю.

 

«КАКИМ БЫ  СЛАДКОГОЛОСЫМ ТЫ  НИ  БЫЛ, БЕЗ ПИАРА ВРЯД ЛИ  ЧТО ПОЛУЧИТСЯ»

  Когда вы  поняли, что к  вам пришел успех?

—  А  он  еще не  пришел (смеется). Вообще, что такое успех? Успех ведь он  может быть каждый день.

—  Ну, вас ведь узнают, специально для вас пишут песни.

—  Тогда, наверное, после конкурса «Татар жыры». В  принципе, конечно, мне помогла звукозаписывающая компания «Барс рекордс», с  которой у  меня контракт с  2007  года. Был хороший пиар. Все-таки каким  бы сладкоголосым ты  ни  был, без пиара вряд  ли что получится.

—  А  как они на  вас вышли?

—  Через знакомых, где-то пересеклись, где-то выступали вместе. И  мне сказали, что  ты, мол, все по  этим банкетам прыгаешь, у  кого-то на  концертах выступаешь. Тебе надо свои давать. Приходи. И  вот Ляйсан Махмутова написала мне песню  — «Сине котэм» ( «Жду тебя»   — прим. ред .). Я  попробовала, мы  ее  записали. Если честно, не  думала, что что-то у  меня получится. Но в  итоге эта песня принесла мне награду «Алтын Барс».

«Я  МОГУ ДУМАТЬ НЕСТАНДАРТНО, А  ЭТО ОЧЕНЬ ВАЖНО »

—  Вы  были вокалисткой джазовой группы Jive. Как вы  попали в  этот коллектив?

—  Насколько я  помню, первый раз о  Jive я  узнала от  Евгения Соколова —  саксофониста. Он  подошел ко  мне после какого-то выступления и  сказал: «Ты  так прикольно поешь, ты  что поешь всякую попсу?» Я  говорю: «А  что надо петь?» «Джаз», — ответил мне  он. И  я  на  него смотрю снизу вверх (он  огромного роста) и  говорю: «Джаз? Ну  ладно». Честно говоря, в  том варианте, в  котором я  услышала их  в  первый раз, мне они не  понравились. Их  музыка больше походила на  классический джаз, а  я  любила Soul, RnB. И  я  стала брать их  джазовые стандарты и  переделывать по-своему. Наверное, это им  и  понравилось. Директор группы Jive и  клавишник Валерий Коротков понял, что я  могу думать нестандартно, а  это очень важно.

—  Как вам с  ними работалось?

—  Работалось мне с  ними нормально. У  нас даже вышел совместный альбом. Мы  до  сих пор иногда сотрудничаем. Я  была у  них сессионным вокалистом.

—  А  свой собственный коллектив создать не  хотите?

—  Очень хочу. И  надеюсь, что в  итоге все получится. Есть музыканты, которые хотят выступать именно со  мной.

 

«СМОТРЮ, ТАКОЙ СИМПАТИЧНЫЙ ПАРЕНЬ, НО  ПРО СЕБЯ ВСЕ РАВНО ДУМАЮ:   «ПАРАЗИТ»

—  Я  знаю, у  вас довольно интересная история знакомства с  мужем, расскажите о  ней поподробнее.

—  У  меня в  жизни вообще все интересно проходит (смеется) . Это зависит от  настроя человека. Если он  настроен позитивно, то  все так и  будет, если себя настраивать, что жизнь скучна и  мрачна, то  зачем тогда жить?

А  с  мужем мы  познакомились в  пробке. Я  направлялась на  улице Амирхана в  центр города. Ехала в  левом ряду, а  он  в  правом. В  этот момент они с  напарником (мой муж работает в  системе МВД) ехали с  задания. И  вот напарник говорит ему: «Смотри, вон девчонка сидит, тебе улыбается». Он  и  поверил. А  я  просто сидела и  вообще не  смотрела на  них. Закрыла окна, включила кондиционер и  слушала музыку, покачивая головой в  такт. Тут я  замечаю, что он  начал ко  мне подстраиваться, а  машина у  них была тонированная, я  не  видела, кто там сидит. Так вот, он  начал меня подрезать, я  подумала, что там какой-то ненормальный, даже начала психовать. В  итоге я  ему уступила, он  пролез вперед  и... начал тормозить передо мной. Я  подумала, вот негодяй, аварию провоцирует, и  быстрее перестроилась на  другую полосу. Так мы  с  ним перестраивались-перестраивались пока не  выехали на  «Миллениум». Он  спустил окно, смотрю, симпатичный парень, но  про себя все равно думаю: «Паразит» (смеется) . Таким макаром мы  доехали до  улицы Достоевского. Там я  резко повернула налево, а  он  снова за  мной и  прижал. Я  приоткрыла окошко и  строго так говорю: «Вы  что себе позволяете?» Он  извинился и  ответил, что бояться его не  стоит, что он  сотрудник правоохранительных органов. На  что я  ответила, что как  бы то  ни  было, так не  делают. В  ответ он  попросил оставить номер телефона, я  отказалась. Еще  бы, после такого (улыбается). Тогда он  всучил мне записку со  своим номером телефона.

Вот, проходит дня три, я  опять стою в  пробке, и  как-то мне взгрустнулось. Посмотрела на  его номер телефона, и  думаю: дай-ка напишу. Отправила SMS: «Привет. Хэллэр ничек?» ( «Как дела?»   — прим. ред .). Он  тут  же перезванивает и  говорит: «Здравствуйте, я  так и  знал, что вы  мне позвоните». И  как-то он  быстро взял меня в  оборот. У  меня до  тех пор серьезных отношений, можно сказать, и  не  было, во  мне еще детство играло. Гастроли, концерты, наверное, было не  до  всего такого.

И  вот однажды он  у  меня спрашивает:

—  Так, у  тебя 14  февраля свободно?

—  Да,  — отвечаю  я.

—  Хорошо. Я  позвонил хазрату, поедем в  «Кул Шариф», прочитаем никах.

—  А  меня кто спросил? —  недоумевала  я.

—  Ну, ты  же свободна?

—  Свободна.

—  Ну, вот и  все.

Наверное, такой своей нахрапистостью, даже наглостью он  меня и  покорил. И  вот как он  меня взял однажды за  руку, повел, так и  ведет до  сих пор во  всем. Я  без него сейчас себе жизни не  представляю.

—  Когда он  знакомился с  вами, он  знал, что вы  певица?

—  Нет. Не  знал. Я, кстати, тогда была практически без косметики, с  шишечкой на  голове, непрезентабельного вида. Вероятно, он  почувствовал мои внутренние качества. А  потом на  свидание  я, конечно, пришла при полном параде (смеется). Я  как-то сказала ему, что еду на  запись. Он  спросил, чем я  занимаюсь? Я  ответила, что я  певица, вот песню новую записала. Достала диск и  поставила в  автомагнитолу. Он  глаза на  меня поднял и  говорит: «А  я  тебя знаю! Это  же ты  поешь песню «Сине котэм». Я  же, говорит, очень люблю эту песню. Даже сейчас в  машине у  него мой диск. Я  говорю: «И  что, тебе еще не  надоело меня слушать?» А  ему не  надоело (улыбается).

—  Он  вам сразу понравился?

—  Да. От  него идет особая энергетика. Если ты  чувствуешь человека, его тепло, значит, он  твой. Еще я  люблю, как он  пахнет. Это запах любимого человека.

—  Вы  помните тот момент, когда поняли, что влюбились?

—  Да, помню. Я  уехала в  Китай, на  открытие Универсиады в  Шэньчжэнь. У  нас не  было тогда близких отношений, мы  просто переписывались по  Skype. Когда я  вернулась из  Китая, он  меня встречал в  аэропорту. За  несколько дней до  этого при задержании преступника он  повредил ногу и  ходил с  тросточкой. Из-за этого он  не  смог вытащить цветы из  машины  — неудобно было их  нести. Я  когда его увидела без цветов, подумала: вот гад, меня не  было две недели, а  он  не  смог даже цветов купить! Я  сажусь в  машину, вижу букет и  понимаю, какая  же я  балда, как я  могла так о  нем подумать?!

—  А  он  поддерживает вас как бизнес-проект?

—  Да, поддерживает. Он  буквально болеет моим творчеством. Он  упорядочил мою жизнь.

—  То  есть, можно сказать, он  постепенно становится вашим продюсером?

—  Да, можно и  так сказать. Кстати, он  сам любит петь, это была его мечта с  детства. У  него между прочим очень красивый голос. Я  все-таки уговорила его записать со  мной две песни. Одна из  них была в  ротации на  радио, она называется «Парлы булып яшэу, узе бэхет» («Жить в  паре уже счастье»).

 

«ОН  ПРОСТО ОЧЕНЬ ДОЛГОЖДАННЫЙ РЕБЕНОК»

—  Рождение ребенка не  помешало вашей творческой карьере?

—  По  молодости был страх, что семейные отношения, рождение ребенка  — это крах карьеры. А  оказалось, что все наоборот. Это такой мощный толчок, такой стимул творить, и  столько авторов мне стали писать про сыновей. Это все очень здорово.

Обычно на  сроке беременности 6 месяцев певицы перестают петь, а  я  до  восьми месяцев с удовольствием  пела. Амирчик мне не  мешал, даже помогал. Единственное, когда ему не  нравилась какая-то песня, он  начинал бултыхаться в  животе, а  в  целом, тьфу, тьфу, тьфу, все было хорошо.

—  А  что он  больше любил слушать?

—  Классику, конечно. Очень любил Салиха Сайдашева. И  оперы «Синяя шаль», «Наемщик». Еще я  ему ставила Яхина, Яруллина, Музафарова, приговаривая, что вот сыночек, это наши великие татарские композиторы.

—  Разговаривали с  ним?

—  Как только узнала, что беременна. Он  просто очень долгожданный ребенок.

«Я  ПОМНЮ ПЕРВОЕ БЛЮДО, КОТОРОЕ Я  ПРИГОТОВИЛА ПАПЕ: ПОКРОШИЛА ХЛЕБА И  НАЛИЛА МОЛОКА»

—  Кроме музыки, пения и  юриспруденции, у  вас были еще какие-то мысли, чему посвятить себя в  жизни?

—  Я  очень люблю готовить. Всякие вредные, но  вкусные вещи. По  магазинам люблю ходить, прямо болею. Причем необязательно что-то покупать. Мне достаточно просто походить, пощупать, померить, у  меня уже настроение поднимается. А  у  мужа есть тенденция, если мы  идем покупать ему новые вещи, мы  обязательно покупаем что-нибудь мне. И  мне это очень нравится (смеется) . Обычно все начинается со  слов: «Давай тебе что-нибудь посмотрим?» У  него, кстати, отличный вкус. Он  всегда подбирает вещи, которые мне подойдут.

—  А  что именно вы  любите готовить?

—  Бэлеш. Причем я  люблю импровизировать с  начинками. Если хочу себя побаловать, то  готовлю крем-суп на  сливках. Еще очень люблю грибы  — опята, рыжики, грузди.

—  А  какое ваше коронное блюдо?

—  Муж говорит, что плов.

—  Кто учил готовить?

—  Сама. В  студенческие годы мы  все готовили по  наитию, что есть  — из  того и  готовишь.

—  Вы  помните первое блюдо, которое вы  приготовили?

—  Да. Свое первое блюдо в  пять лет я  приготовила папе  — покрошила хлеба и  налила молока. И, конечно, он  это съел.

—  А  любимое блюдо мужа?

—  Он  вообще неприхотлив в  еде. Но, как и  любой мужчина, он  любит мясные блюда. Еще очень любит, когда я  готовлю легкие салаты, типа греческого. Я  их  готовлю почти каждый день.

 

«ТЕПЕРЬ Я  ЗНАЮ, В  ЧЕМ СМЫСЛ ЖИЗНИ»

—  Какие качества вы  больше всего цените в  человеке?

—  Порядочность, надежность. Уверенность, что человек, даже если ты  с  ним поругался, не  воткнет тебе нож в  спину.

—  Что  бы вы  никогда не  смогли простить человеку ?

—  Мне кажется, нет таких ситуаций, которые нельзя простить. Боль имеет свойство притупляться, а  время лечит. Надо стараться быть добрее. Все в  себе держать нельзя, отсюда берутся инсульты, инфаркты. Нужно отпустить ситуацию.

—  С  вами бывали такие случаи?

—  Бывали, конечно. Как уж  без этого. Даже на  профессиональном поприще, среди музыкантов. Всякое бывало.

—  А  вы  религиозный человек?

—  Да. Я  и  намаз читаю. Без этого мне жить невозможно.

—  Это привито вам с  детства, или вы  сами к  этому пришли?

—  Я  сама к  этому пришла. И  хоть мама у  меня и  русская, она очень поддерживает. Потому человек, который во  что-то верит, он  в  любом случае... хороший человек, мне кажется. Я, например, никогда не  понимала ворчливых людей. Как-то ко  мне в  гости приезжала тетя из  Москвы, и  она попросила меня показать Раифский монастырь. Там безумно красиво. Но  там такие грубые и  злые местные старушки, что просто обескураживает. И  после этого они хотят, чтобы люди тянулись в  храмы?..

—  К  решению принять ислам вас подтолкнул какой-то случай?

—  Наверное. Каждый раз, когда я  приезжала в  родной Ершов, многочисленные родственники меня из  года в  год спрашивали, почему я  до  сих пор не  замужем? И  в  20, и  в  25, и  в  30 лет. Они твердили, что меня кто-то сглазил. И  я  стала задумываться, может, я  что-то делаю не  так, может, я  кого-то обидела? Тогда я  решила попросить Аллаха сжалиться надо мной. И  это сработало.

—  В  чем, на  ваш взгляд, смысл жизни?

—  Теперь я  знаю, в  чем смысл жизни  — в  моем сынишке Амире. Мне Салават Закиевич, когда мы  встретились, сказал: «Син хазер тормыш мэгнэсен белэсен» ( «Теперь ты  знаешь смысл жизни»   — прим. ред .). Действительно, все сразу отступает на  задний план, а  главное остается впереди. У  меня теперь всегда перед глазами только образ моего сына. Вообще, женщины гораздо счастливее мужчины, им  дано рожать детей. Папа он  что? Пришел, потискал, обмыл, повозился. А  мама  — она кормит грудью ребенка, а  в  этот момент всегда выделяются гормоны счастья.

—  С  точки зрения карьеры, какой вы  себя видите через 5 - 10 лет?

—  Надеюсь, что я  по-прежнему буду петь на  сцене. Причем не  только на  татарском языке, на  русском, например. Я  ведь сама пишу много.

—  Вы  пишите стихи?

—  Да. Я  помню первое стихотворение, которое я  написала лет, наверное, в  шесть:

Вот выпал первый беленький снежок,
И  он  как будто маленький дружок.
Пушистый, нежный он  точь-в-точь как вата,
Но  только солнышко придет, и  уходит он  куда-то.
Весь вечер буду ждать его,
А  утром встану  — все бело.
«Ура,  — кричу, я  выбегая,
Зима пришла к  нам молодая » .

Показала его маме, а  она говорит: ты  где-то его списала. Я  говорю, нет, я  сама. А  она не  верит (смеется) .

А  вообще, помимо того, чтобы самой петь, хотелось  бы какую-то свою вокальную студию открыть. Меня очень часто просят давать уроки. Я  была как-то в  жюри конкурса «Поющая Казань». В  нем участвовали люди из  совершенно разных сфер: инженеры, программисты, электромонтеры, и  они ведь стараются, поют. Даже если человек не  умеет петь, вот как ему скажешь, если у  него душа поет? Может, научить петь профессионально и  нельзя, но  дать хотя  бы элементарные знания стоит.

—  Какое решение было самым сложным в  вашей жизни?

—  Это, наверное, когда я  второй раз не  поехала на  конкурс «Новая волна». Мне позвонил Александр Румянцев —  директор этого конкурса, сказал, что мне нужно найти определенную сумму денег, естественно немаленькую, либо найти представителя, спонсора, который будет мной заниматься. Им  мой голос понравился, я  им  подошла. Но все нужно было перезаписать в  московской студии. Тогда у  нас здесь еще не  было студий такого уровня. Естественно, ту  сумму, которую он  мне назвал, я  не  могла собрать в  одночасье. Я  всегда привыкла рассчитывать на  себя, сколько я  зарабатывала, я  откладывала в  шкатулочку. И  вот тогда мне было тяжело сказать нет, я  не  приеду. Это был 2004  год.

«ВСЕ ЗАРАНЕЕ СРЕЖИССИРОВАНО»

—  А  вы  следите за  «Голосом»?

—  Да, слежу. Я, кстати, подавала заявку на  участие в  первом сезоне, но  мне отказали. Формулировка отказа была, конечно, очень смешная: «Вы  слишком профессионально поете». На  второй сезон я  уже не  подавала заявку  — забеременела. Кстати, очень рада за Тину Кузнецову —  так как неоднократно выступала с ней на одной сцене в составе Jive. Считаю ее мегамузыкантом и очень позитивным человеком.

—  Может, вас не  взяли в  первый сезон «Голоса», потому что там кого специально тянули?

—  Вот в  этом-то и  дело. В «Голосе» все заранее срежиссировано. На  самом деле, было очень много достойных среди тех, кто туда просто не  попал. Это большая политика. Мне, как стороннему наблюдателю, больше нравится голландский «Голос».

—  Вы  считаете, что уровень нашего «Голоса» ниже, чем голландского?

—  Ну, во  втором сезоне уровень все-таки получше. Но  все равно это не  то. Мне, знаете, что не  нравится? Засилье иностранных песен. Если ты  поешь в  России, то  ты  должен петь на  русском языке. Мне кажется так. У  нас очень много своих песен, которые можно хорошо преподнести. Разверни ты  ее, сделай по-своему, переаранжируй. На  то  ты  и  музыкант, в  конце концов.

—  Алина, спасибо за  интересное интервью и  удачи на  конкурсе «Тюрквижн-2013»!

—  Спасибо вам. Болейте за  меня.

Эльвира Самигуллина фото: Эльвира Самигуллина

 
По теме
  24 апреля 2018 г. на телеканале «Татарстан – Новый Век» в прямом эфире программы «Здравствуйте» приняла  участие к.м.н., доцент кафедры эндокринологии КГМА Никишова Татьяна Владимировна.
25.04.2018
 
Слово о товарище 19 марта не стало Владимира Владимировича Устиновского – первого заместителя главного редактора нашей газеты.
19.03.2018
Уважаемые коллеги! Дорогие ветераны! От имени руководства Управления ФСИН России по Республике Татарстан и от себя лично искренне поздравляю вас - с Днем работника уголовно-исполнительной системы!
12.03.2018
 
 
Личный опыт Натальи будет полезен тысячам родителей, дети которых сталкиваются с буллингом. - Комсомольская правда Казань Инструкция, основанная на реальной истории, - как справиться с буллингом и не менять при этом учебное заведение Этот пост Натальи Цымбаленко в фейсбуке набрал огромное количество лайков и комментариев.
01.02.2018
 
Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков - Комсомольская правда Казань Наказывать членов СПЧ за инцидент в эфире радио "Комсомольская правда" президент не собирается Дмитрий СМИРНОВ dimsmirnov175 @dimsmirnov175 Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков отреагировал на случившуюся наканун
31.01.2018
Накануне прямо в студии во время прямого эфира радио «Комсомольская правда» произошла потасовка между общественным деятелем Максимом Шевченко и историком Николаем Сванидзе - Бизнес Online Страна обсуждает исторический баттл Шевченко – Сванидзе из-за сталинского террора Накануне прямо в студии в прямом эфире разразилась потасовка между Максимом Шевченко и Николаем Сванидзе, которая войдет в историю теледебатов.
31.01.2018
 
Телеведущий Максим Шевченко сказал, что причиной его драки с коллегой Николаем Сванидзе в прямом эфире радиостанции «Комсомольская правда» стал «различный подход к трактовке истории страны».
31.01.2018
Николай Сванидзе ударил первым - Комсомольская правда Казань Известные журналисты, остынув, рассказали, почему они устроили потасовку во время разговора о Сталине [полное видео] Антон АРАСЛАНОВ Роман ГОЛОВАНОВ Скандал двух известных журналистов – Николая Сванидзе и Максима Шевч
31.01.2018
 
Армен Джигарханян и Виталина Цымбалюк-Романовская в марте 2017 года. - Комсомольская правда Казань Неожиданно выяснилось, что развод любимого актера и его молодой супруги-пианистки так и не вступил в силу Анастасия ПЛЕШАКОВА Новый сезон так называемого «Джига-шоу» начался с очередного крутого поворота:
18.01.2018
Артистка уверяет, что Армен Борисович стал ее первым и единственным мужчиной. Фото: Борис КУДРЯВОВ - Комсомольская правда Казань Экс-супруга актера уверяет, что подарила Армену Борисовичу свою невинность Ирина СУХАНОВА Виталина Цымбалюк-Романовская дала откровенное интервью, в котором рассказала о том, как начался ее роман с Арменом Джигарханяном.
14.01.2018
 
Верится с трудом, но это тоже Валерия! Все тяготы небогатой жизни провинциальных артистов она сносила легко и с улыбкой. Фото: Из книги - Комсомольская правда Казань Бывший супруг звезды рассказал, какой была для певицы дорога к славе Алена МАРТЫНОВА Драматичная судьба артистки, отдавшей лучшие годы жизни мужу-тирану Александру Шульгину, известна всей стране.
04.01.2018
 
26 декабря 2017 г. на телеканале «Эфир» в программе «Тема» принял  участие заведующий кафедрой травматологии и ортопедии КГМА, профессор Игорь Олегович Панков.
29.12.2017
natalia_krasko - Комсомольская правда Казань Наталья Шевель рассказала, почему не стоит сравнивать ее с бывшей супругой Армена Джигарханяна Анна ВЕЛИГЖАНИНА После скандального развода Армена Джигарханяна и Виталины Цымбалюк-Романовской на ум приходит еще одна па
14.12.2017
 
  24 апреля 2018 г. на телеканале «Татарстан – Новый Век» в прямом эфире программы «Здравствуйте» приняла  участие к.м.н., доцент кафедры эндокринологии КГМА Никишова Татьяна Владимировна.
25.04.2018 КГМА
«Я ненавижу свою мать» - Казанские ведомости Страшно, когда два родных человека - ребенок и мать - не понимают и перестают любить друг друга.
26.04.2018 Казанские ведомости
В ходе проверок сотрудники МЧС выявили около 1500 нарушений требований пожарной безопасности на 593 объектах с массовым пребыванием людей - МЧС РТ Об этом сообщил сегодня журналистамзаместитель начальника Управления надзорной деятельности и профилактической работы Главного управления МЧС России по Республике Татарстан полковник внутренней службы Максим Трущин в ход
26.04.2018 МЧС РТ
Наркотики – белая смерть! - ККИ РУК 24 апреля 2018 года в администрации Советского района г. Казани состоялось расширенное заседание комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав совместно с Антинаркотической комиссией Советского района г. Казани.
25.04.2018 ККИ РУК
Безопасность на дорогах в России остается проблемой. В РТ за год на дорогах погибло 425 человек В соревнованиях “Безопасное колесо” принимают участие 232 юных инспектора движения, сообщает «Челны-ТВ» .
25.04.2018 Челнинские Известия
  В этом году на предприятии провели фестиваль творчества нефтехимиков «Нефтехим, устремленный в будущее.
25.04.2018 Республика Татарстан
Завтра, 26 апреля, в день рождения великого татарского поэта Габдуллы Тукая, телеканал «Новый Век» будет вести прямую трансляцию с главного культурного события этого дня - поэтического митинга, который, по традиции,
25.04.2018 Казанские ведомости
Третье чемпионство «Ак Барса» - Казанские ведомости Есть много команд, хороших и разных, но в столице Татарстана всегда будут особо ценить хоккеистов «Ак Барса», теперь уже трехкратных обладателей Кубка Гагарина.
26.04.2018 Казанские ведомости
На городских площадках для футбольных фанатов организуют открытые кинопросмотры Во время чемпионата мира по футболу в Казани пройдет 12 кинопоказов,
26.04.2018 Челнинские Известия
Новый поворот Самому массовому соревнованию республики на днях исполнится 77 лет.
25.04.2018 Республика Татарстан
20 АПРЕЛЯ НА КАФЕДРЕ ТЕПЛОВЫХ ЭЛЕКТРИЧЕСКИХ СТАНЦИЙ СОСТОЯЛАСЬ ПЕРВАЯ В ИСТОРИИ КГЭУ ВНУТРИВУЗОВСКАЯ ОЛИМПИАДА ПО ДИСЦИПЛИНЕ ПРОФИЛЯ «ИННОВАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ЭНЕРГЕТИКЕ ЖИЛИЩНО-КОММУНАЛЬНОГО ХОЗЯЙСТВА».
26.04.2018 КГЭУ